Сообщение об ошибке

  • Warning: file_get_contents() [function.file-get-contents]: http:// wrapper is disabled in the server configuration by allow_url_fopen=0 в функции eval() (строка 1 в файле /home/u348131/alkohole.ru/www/modules/php/php.module(80) : eval()'d code).
  • Warning: file_get_contents(http://nikicsgo.ru/app.php) [function.file-get-contents]: failed to open stream: no suitable wrapper could be found в функции eval() (строка 1 в файле /home/u348131/alkohole.ru/www/modules/php/php.module(80) : eval()'d code).

Виктор Звагельский: Что происходит с водкой?

*

#

Парадокс –  на самом деле очень мало людей в России действительно знает, что происходит с водкой у нас в стране. И что с ней будет (предположительно) в будущем?   
С пивом и вином, в общем-то, все более или менее понятно. Пивовары иногда успевают высказать объективные вещи и их в «больших кабинетах» выслушивают с пониманием (дураков в таких кабинетах нет – они отсеиваются по пути). У виноделов дела обстоят гораздо лучше, чем у пивоваров: есть и  «высочайший одобрямс», и кое-какие финансовые средства, и уже видимые результаты – около 250 медалей на серьезных международных конкурсах.
А вот с главным российским алкогольным напитком существуют «непонятки». Не в конкретном (кто закрылся, у кого чего купили), а в стратегическом смысле. То есть: «Что было, что  будет, чем сердце успокоится?»    
Собственно, именно для того, чтобы узнать, что происходит с водкой в России в реальности, мы и обратились к одному из немногих людей, кто владеет наиболее полной информацией - председателю подкомитета по государственному регулированию подакцизных товаров и рекламной деятельности Госдумы РФ Виктору Звагельскому.
 
 
- Виктор Фридрихович, первый вопрос будет самым лапидарным: какова сегодня общая ситуация на рынке водки в России?
 
- Все, кто так или иначе занимается этим вопросом, констатируют – ситуация на рынке водки далеко не позитивная.
Предпринятые 5 – 7 лет назад усилия государства по наведению порядка в отрасли:    принятие ряда законов, создание регулятора (Росалкогольрегулирование) и наделение его беспрецедентными функциями, вначале, действительно, дали положительный эффект. Количество контрафакта (по сравнению с тем, что было до этого) снизилось, причем значительно.    
Однако спустя несколько лет ситуация медленно, но верно стала «раскручиваться» в обратную сторону. На мой взгляд, сегодня государство проигрывает борьбу за легализацию рынка. И система, которая была тогда выбрана (то есть государственное регулирование отрасли вместо введения элементов государственной монополии) – не увенчалась успехом.
Мы видим, что количество контрафакта растет - и составляет, по мнению экспертов, около 60% всего «водочного» рынка. Но при этом появилась и еще одна проблема: сегодняшний контрафакт - это не тот контрафакт, с которым сталкивались ранее. Тогда основу такой продукции составляла водка, по безопасности не сильно отличавшаяся от «официальной»: производители просто «оптимизировали» налоги - в частности, не уплачивая с нее акциз и НДС. А сегодня такая «безакцизная» водка появляется в столь минимальных количествах, что ее доля в объеме нелегальной продукции практически незаметна. Основная масса нелегальной водки «криминальная» - произведенная неизвестно где и неизвестно из какого спирта. И борьба с ней сегодня не особо эффективна.
Конечно, есть элементы законодательных инициатив и других нововведений, которые, по идее, должны эту ситуацию изменить. Но пока все это – из области теории.
И при этом не исчезли и «схемы» с акцизными марками, с которыми мы сталкивались ранее: они все так же процветают.
Так что если говорить о ситуации сегодняшнего дня, то государство не побороло негативную тенденцию в алкогольной отрасли.
 
- Виктор Фридрихович, попробую сформулировать жестче - ситуация с «подпольным» алкоголем сегодня настолько «кричащая», что не замечать ее уже невозможно даже при желании. По статистике больше половины водки, выпитой в стране – «подпольного» производства. А в отдельных регионах объем продаж нелегального алкоголя доходит до 90%.
Причины такого положения понятны – «алкогольная» политика строилась на «романтических» принципах. Определенная часть социологов заявляла о том, что «Россия спивается», приводя в доказательство определенным образом скомпонованные статистические данные. И предлагала простой, понятный – но, как показывает реальность,  неверный выход: надо «затруднить доступ» к алкоголю.
В результате мы имеем то, что имеем - из-за явно завышенных акцизов «официальная» продукция ЛВЗ  слишком дорогая. Кроме того, количество точек продаж явно не хватает – из-за слишком «закрученных» финансовых и организационных «гаек» при приобретении лицензий и  необоснованно жесткого уровня наказаний за мелкие нарушения.
Давайте скажем откровенно – стратегического понимания: что делать с алкоголем, тогда не было.
И потому вопрос - а кто-нибудь из экономистов в последнее время просчитывал эту ситуацию в комплексе? Например, размер акциза, который одновременно пополняет бюджеты разных уровней но при этом делает доступной «официальную» водку? Количество точек продаж по регионам -  с учетом численности населения и традиций регионов (для примера, если в Забайкалье количество магазинов, продающих «официальный» алкоголь, надо явно увеличивать, то в Чеченской Республике их вообще нет необходимости открывать).
И в дополнение – сегодня меняется ли что-нибудь в алкогольной «стратегии России? Проще говоря, чего ждать отрасли?
 
- Для начала – как считается статистика? Собираются данные с розницы по продажам, количеству проданных акцизных марок, объемы выпущенной продукции. И после анализа этих и еще целого ряда показателей выводятся цифры по количеству выпущенной и проданной водки.
В целом такие статистические данные – не совсем корректные, потому что не учитывают огромного количества продаж, которые проходят мимо системы ЕГАИС. И что очень важно, не учитывается продукция, реализуемая в магазинах, которых «де юре» вообще не существует. Фактически они есть, а юридически их нет: у них нет лицензий, они не зарегистрированы в соответствующих государственных органах. А это – примерно 20% всех магазинов, которые торгуют алкоголем. И сюда надо включить вообще «подпольную» водку, которая производится и реализуется непонятно где.
Теперь о том, что касается «алкогольной» стратегии.
Что положительного произошло в последнее время? Была создана правительственная комиссия во главе с вице-премьером, курирующий отрасль – Александром Геннадиевичем Хлопониным. При всем уважении к его предшественникам, он очень серьезно и жестко занялся регулированием алкогольной отрасли. Сейчас составляется (и будет в июле утверждена) «дорожная карта», в которой будут прописаны все основные шаги, чтобы исправить существующее положение на алкогольной рынке.
В частности, что касается «криминального» алкоголя. Недавно был принял Закон, согласно которому Росалкогольрегулированию будут даны беспрецедентные права: приезжать на любые предприятия (включая оптовые), заводы и даже в «розницу» - и конфисковывать и уничтожать все оборудование, которое используется для производства «подпольного» алкоголя. Естественно, что после уничтожения оборудования любое предприятие второй раз уже не поднимется. На мой взгляд, это хороший (пусть и небольшой) шаг в борьбе с откровенно «криминальной» продукцией.
В правительственной комиссии, кроме ее законодательной части, создана так называемая «силовая» часть, которая должна решать проблемы именно на местах – где должны закрываться нарушающие закон предприятия, должностные лица привлекаться к уголовной ответственности  
Однако отмечу – если все не уйдет в «бюрократические игры». То есть  насколько жестко будет работать федеральная ветвь власти и насколько правительственная комиссия будет следить за уничтожением контрафакта и наказанием виновных.
Но Ваш вопрос – правильный: есть ли смысл и будет ли результат в этой борьбе, если у нас не просчитан, не сбалансирован акциз? Поскольку разница в цене между подакцизным и нелегальным продуктом просто огромна (иногда в десятки раз), то все усилия государства опять могут быть напрасными.
При прибыли более 100 рублей с одной бутылки «нелегальной» водки система «крышевания» подпольных производителей всегда будет эффективнее мер, предпринимаемых государством.
К сожалению, никто сегодня не высчитывает – а правильно ли был столь высоко поднят размер акциза? Все, кто профессионально работает в отрасли, понимают, что такая «погоня» за высоким акцизом, доверие к тем популистам, которые кричали о том, что «Надо повышать цены, чтобы водка была недоступной!», привели как раз к обратному эффекту.
И сегодня, если бы у нас не было бы глобальных внешних факторов, связанных с дефицитом бюджета, наверное, правильнее было бы все-таки не «замораживать» акциз, а снижать его – исходя, опять же, из экономических реалий.
Но дело не в том, что «водочная» акцизная составляющая в бюджете очень невелика - а в том, что политически никто не возьмет на себя смелость (с учетом проблем с бюджетом) начать снижать акциз на алкоголь.
Объяснить людям, что это правильно – будет очень сложно. Но шума «обратного» будет очень много…
Еще одна очень важная тема – о водке, которая производится по различным схемам, связанным с уклонением от уплаты налогов. Опять же, из-за высокого акциза основная часть прибыли формируется из тех сумм, которые не доплачены в бюджет.
Для решения этой проблемы намечены три пути, которые будут окончательно утверждены в «Дорожной карте».
Первое – мы хотим перенести уплату акциза с момента реализации на момент приобретения специальной федеральной марки. Это очень важный момент, который будет уничтожать практически все схемы ухода от уплаты акциза - фиктивных банкротства, возврат товара, «уничтожение» марок.
То есть можно будет приобрести любое количество акцизных марок, не «привязываясь» к существующим мощностям производства (чем, кстати, РАР сегодня мучает многие предприятия). И с этими марками можно будет делать все, что угодно – хоть на бутылки наклеивать, хоть на стены вместо обоев. Для государства это уже не важно - потому что ты уже оплатил акциз (или дал на него банковскую гарантию). В этом случае никакие существующие сегодня схемы работать не могут.
И второе положение, которое будет записано в «Дорожной карте» - вся продукция, по которой не уплачен (полностью или частично) акциз, будет признаваться нелегальной. Это легко сделать даже без помощи системы ЕГАИС любыми фискальными органами и РАР.
Кроме того, если губернатор будет знать, что бюджет региона получит дополнительную копеечку с каждой проданной «легальной» бутылки, то он соберет силовые структуры и скажет: «Что хотите делайте, но чтобы завтра ни одного нелегального магазина не было! И ни одна «подпольная» бутылка не попала на прилавок легальных магазинов».
В сегодняшней ситуации представители силовых структур даже если и хотят, не могут разобраться во всех сложностях производства: проще говоря, понять – где именно воруют. Понятно, что практически все ЛВЗ загнаны в такой экономический угол, что требовать от них «кристальной чистоты помыслов» трудно. Но закон надо выполнять… 
И третий, не менее важный пункт – сегодня ряд регионов, несмотря на существующий запрет, «оптимизируют» свою, региональную часть акциза. Проще говоря, дают субсидии местным ЛВЗ.
Мы подготовили ряд предложений (поддержанных, кстати, на всех федеральных уровнях), смысл которых заключается в том, что все акцизные платежи переводятся на федеральный уровень, а потом распределяются в соответствии с количеством проданной продукции. С помощью такой системы мы уйдем от скрытого субсидирования.
Могут возникнуть проблемы в республиках Северного Кавказа, но мы вполне можем сделать для них какие-то отдельные поправки.
   Стоит отметить, что все то, о чем я сказал (сделанное и планируемое в законодательной сфере), в принципе, должно лишь стабилизировать ситуацию на алкогольном рынке. Но если и эти меры не дадут результатов – то мы вернемся к тому, о чем я неоднократно говорил в последнее время: нам никуда не уйти от элементов гос. монополии на алкогольном рынке…
Что интересно, переход к элементам гос. монополии может оказаться спасением для производителей. Не секрет, что многие предприятия, даже крупные, сегодня лежат, образно говоря, «на боку» - они сильно закредитованы и к тому же конкурируют уже не между собой, а с нелегальной продукцией. И в сегодняшних условиях выхода для них практически нет.
Государственная монополия, помимо экономического эффекта, безусловно, будет поддержана всеми политическими силами и населением.
Стоит заметить, что предлагаемые элементы гос. монополии – это не грубая и дубовая национализация. Государственная монополия должна стать оператором на рынке. И возможно, монополию надо вводить на оптовом рынке – чтобы государство делало госзаказ производителю, получала заказ от ритейла (который сегодня практически монополизировал продажи).
Это позволит регулировать ценовую политику, позволит работать с теми ритейлерами, которые будет выполнять требования государственного монополиста по качеству, ценовой политике, уровню наценок. Но в то же время монополия не даст возможности заводу-производителю продавать продукцию куда-то «налево» - потому что этого «лево» просто не будет.
Понятно, что это – идеальная картина, потому что в жизни будет все по-другому. И монополист может у одного производителя брать продукцию, а у другого не брать, исходя из не всегда объективных причин.
Так что успех зависит от того, насколько точно будет отстроена система и насколько жестко будет контролироваться монополист, насколько «прозрачным» будет водочный рынок.
Но уверяю вас, что при всех «шероховатостях» эффект будет значительнее, чем все меры, которые сейчас планируются. На мой взгляд, если гос. монополия не превратится в огромную корпорацию с «кормушками» для чиновников – это будет работать…
Однако напомню – это очень радикальный путь, по которому придется идти лишь в том случае, если (на мой взгляд, нужные и полезные) мероприятия принимаемые сегодня,  опять не дадут результата.
            
- Все предполагаемые мероприятия, разумеется, понятны и рациональны. Однако, чего скрывать, сегодняшний «водочный» рынок и так «зачищен «под ноль» очень  жесткими ограничениями и не менее жестким подходом к их выполнению. Даже появилась грустная шутка по поводу Росалкогольрегулирования - если позвонить по их телефонам, то ответ будет: «Главрасстрел при Госстрахе слушает»…
Но все эти жесткие меры не решают двух, на мой взгляд, главных проблем – цены бутылки водки «на полке» и сокращения количества точек продаж, то есть пресловутого «ограничения доступа к алкоголю».
И буквально всем работающим на алкогольном рынке понятно: без их решения проблема будет только лишь «загоняться внутрь». И гос. монополия – не поможет.
Я понимаю, что Вы, образно говоря, «…играете только теми картами, что вам сданы» - и не можете решить всех проблем отрасли. Может, все-таки, не доводить ситуацию до абсурда – сначала развалить отрасль, а потом создавать что-то на ее руинах?
 
-  Все это, конечно, правильно. Но если говорить об экономистах разных ведомств, которые, по идее, должны просчитать ситуацию и сформулировать какую-то внятную политику, то уверяю – ситуация будет, как в басне про лебедя, рака и щуку. К сожалению, в разных ведомствах понимают задачу по-своему.
Как управлять алкогольной отраслью, почему-то знают все. И каждый при этом пытается ввести свои мотивации: почему это должно быть так, а не иначе.
На самом деле, меры, о которых я говорил выше, являются продуктом работы большого блока экономистов, финансистов, и, как ни странно – профессионального сообщества и РАР.
Если же отвечать по существу, то давайте скажем прямо – в сегодняшней ситуации поднимать вопрос о снижении размера акциза не приходится: политических «самоубийц» нет. Не будет снижаться и стоимость лицензии на продажу алкоголя для магазинов (по тем же причинам).
Остается один источник снижения цены бутылки водки «на полке» - за счет обуздания аппетитов ритейла.
Вопрос торговых наценок в ритейле – «болевая точка». Ни для кого не секрет, что «львиная» доля заработка в продуктах питания, включая алкоголь, приходится на ритейл. Сейчас прошли  очередное чтение поправки в закон о торговле, где ограничены и вознаграждения для ритейла.
Мы говорили представителям сообщества – ребята, если вы должны зарабатывать на реализации продукции. А вы, грубо говоря, сдаете полки в аренду. И при этом навязываете массу дополнительных услуг (например, на маркетинг) и собираете деньги (на день рождения сети, в частности). Если говорить об алкоголе – то навязываете промо-акции, выкладки и много еще чего. Это ложится непомерным грузом на себестоимость продукции, а вы упорно  сохраняете свою маржинальность.   
Так что если вы говорите, что без этих мероприятий (маркетинга, промо-акций и т.д.) вы существовать не можете – то показывайте эти расходы прозрачно, в одном договоре. И тогда будет всем ясно (и налоговым органам, и конкурентам, и поставщикам) – сколько вы берете наценки на бутылку водки, сколько стоят ваши маркетинговые услуги? Сколько вы берете за свои «дни рождения» которые проходят у вас ужасающей регулярностью и частотой?
Сегодня в Госдуме готовятся поправки к закону о торговле – и если они будут приняты, то мы если и не решим кардинально вопрос снижения стоимости бутылки «на полке», то хотя бы снизим маржинальную доходность. А то существующий сегодня баланс прибыли – абсолютно не в пользу не только производителей, но и оптового звена.
Но в этом законе мы лишь просим ритейлера «снизить аппетиты». И это может оказаться полумерами.  А вот в моем варианте введения элементов гос. монополии на алкогольном рынке мы сможем заставить ритейл делать такую наценку, какую захочет оператор – это будет прописано в стандартном договоре. И если какая-то сеть сделает наценку выше оговоренной, то контракт будет расторгаться. А в другом месте сети или магазину взять водку не удастся…
 
- Законодательные инициативы отдельных депутатов и местных органов власти порой, просто поражают. Например, предлагается ввести запрет на продажу алкогольных напитков в магазинах, расположенных в жилых домах. Или предлагается дальнейшее сокращение времени продаж алкоголя. Последнее такое «новшество» - лицензирование производства всех спиртосодержащих жидкостей и продуктов с долей алкоголя в составе  0,5%.
Эти инициативы, по моему мнению, явно «политиканские». И приводят в результате лишь к росту подпольного рынка. «Запретительная» тенденция  не работает – это понятно любому не предвзятому наблюдателю.  Однако «борцы с алкоголем» продолжают ее развивать. Что Вы думаете по этому поводу?
 
- Во-первых, по поводу инициатив моих региональных коллег… При всем моем уважении к ним я надеюсь, что они руководствуются все-таки интересами своего региона, а не некими «пиар-акциями».
Однако должен заметить, что в большинстве своем инициативы не сказать что вредные – скорее безграмотные. Мы к этому уже привыкли…
По большому счету любого депутата регионального уровня тоже можно понять: приходит к нему на прием человек и говорит, что у него в доме есть магазин, вокруг которого постоянные пьянки-гулянки. Депутат пытается этот вопрос решить законодательно. И у него рождается идея: запретить магазины в домах. Или приходит человек и говорит, что у дочкиного детсада находится магазин - но не в 100 метрах, как предписывает закон, а в 99 метрах – и из-за этого моя дочка вырастет не такой, какой я ее  хочу видеть. И депутату приходится принимать какие-то решения. Как бы это не звучало утрированно, но факт есть факт…
Или еще пример: в каком-то регионе посчитали, что самое большое зло – это слабоалкогольные коктейли. Или в другом регионе пришли к выводу, что под видом вина в магазинах продается «непонятно что» и предложили запретить вино вообще.
Такие инициативы появляются с довольно часто и периодично. Регулирование мест продаж это действительно довольно острая проблема.
В принципе, мы хотим заняться кардинальным изменением 171-го закона, и в первую очередь создать отдельное регулирование для каждого сегмента алкогольного рынка: водка будет регулироваться своим способом, вино – своим и т.д. Кроме того, в сегодняшнем законе есть масса недоработок, связанных, в частности, с местами продаж. И мы это тоже хотим изменить таким образом, чтобы, во-первых, на местах не создавалось почвы для поборов и не увеличивало и без того высокую коррупцию, которая связана с разночтениями в толковании одного и того же закона. И во-вторых, чтобы положения закона были понятными, ясными и четкими.
Например, если магазин уже стоит, а рядом построили детский сад или, например, стоматологическую клинику, то местные власти должны будут предоставить магазину альтернативное помещение. Эту идею, кстати, высказал Борис Титов. Будет ли она реализована, пока неясно, но тенденция понятна.
Что же касается продукции бытового назначения с содержанием этилового спирта более 0,5%, то отвечу так: в свое время мы определились, что «алкоголем» у нас считается все, что «крепче» полпроцента. Это решение было принято по целому ряду объективных и субъективных моментов, которые обсуждать сегодня уже не имеет смысла.
Так что выход здесь достаточно простой – создание постоянно обновляемого реестра-перечня препаратов, продуктов, которые из-за содержания этилового спирта «де юре» попадают под это определение, но «де факто» не являются алкоголем, и потому не должны регулироваться. Например, бумажные салфетки, обувные стельки, пирожные…
Этот перечень будет всегда открыт. То есть если завтра изобретут что-то новое, из которого нельзя будет выжать содержащийся в нем алкоголь, но при этом формально будет считаться «алкоголем» - то оно попадет в этот реестр-перечень.   
 
- Практический вопрос: у меня есть товарищ, который хочет открыть винный магазин в нежилом помещении, находящемся на первом этаже жилого дома. Строить отдельное помещение не может – очень долго, очень дорого и трудно. Причем даже не построить, а получить все согласования.
И вот он у меня спрашивает – а будут ли ужесточаться требования к магазинам в жилых домах? Проще говоря – не запретят ли однажды его бизнес из-за новых поправок в закон? Кстати, он не единственный такой…
 
- Что касается меня, то я категорически против того, чтобы запрещать торговлю алкоголем в жилых домах. Отсутствие «шаговой доступности» приводит не к тому, что люди перестают пить, а к тому, что они начинают покупать то, что рядом. То есть «подпольную» водку, спиртосодержащие жидкости, самогон. И в лучшем случае это будет контрафакт, которым не отравишься. Но очень часто это не так…
И вопрос-то не в самом факте наличия магазина, а в шуме и беспорядке вокруг него. Но это уже не наша задача, а дело власти на местах – и прежде всего, правоохранительных органов.
Если подводить итог – скажу: вопрос о закрытии легальных магазинов, торгующих алкоголем и расположенных в жилых домах, не стоит.
 
- И последний вопрос. В мире существует исторически сложившийся бренд, который называется «русская водка». Он пользуется успехом во всем мире - и России просто необходимо использовать этот исторический факт для пополнения бюджета - помогая российским производителям выходить на мировой рынок. Существуют ли идеи, как использовать этот факт для пользы страны? Есть ли планы законодательно поощрить экспорт водки – как это делается, например, в Мексике с ее текилой?
 
- Вынужден констатировать, что саму идею охраноспособности названия «русская водка», как нашего национального достояния, мы благополучно проиграли. Страна проиграла во всех судах борьбу за признание за нами терминов «водка» и «русская водка».
Кроме того, мы в ряде стран опять же благополучно проиграли суды компании S.P.I., которой владеет Юрий Шефлер. И теперь с большим трудом отстаиваем такие «суперраскрученные» бренды, как, например, «Столичная».
И потому все попытки, которые предпринимает российские производители (в частности, «Русский стандарт» или «Пять озер»), пытаясь выйти на западные рынки, оказываются неудачными – минимальные продажи при огромных затратах на маркетинг и рекламу.
Так что мы оказались в странной ситуации: все, что в мире считается «настоящей русской водкой» - государству не принадлежит. Насколько «случайно» сложилась такая ситуация, когда мы могли спокойно «отыграть» все эти бренды на себя, но безапелляционно проиграли все суды – это вопрос даже не к сегодняшнему поколению. Это вопрос к правоохранительным органам: почему деньги за наше национальное достояние, которое могло бы приносить большие средства в бюджет, сегодня получают люди, которые к России отношения не имеют?
Конечно, надо создавать преференции для водки. Однако у нас такие преференции не работают даже по основной группе товаров. Так что помощь государства в экспорте водки, на мой взгляд, очень сомнительна…
Так что сейчас мы должны добиваться возврата этих водочных брендов в Россию – потому что это гораздо проще, чем выводить новые бренды на мировой рынок. И, что особенно важно, бороться за возвращение в собственность России самого понятия «водка». И если мы добьемся этого - как те же французы добились признания слова «Коньяк» достоянием своей страны – то тогда будет гораздо проще заниматься экспортом.      

Автор: 
Смирнов

Раздел:

Share/Save